Форумы Серверы Суспільство
Игры Серверы VBIOS General Soft & Hard Увлечения А поговорить... Культура Полезная информация Межигір'я Чат

Пользователь Сообщение: Джонатана Франзена «Свобода выбора — в конечном счете все равно ложь»        (Тема#64572)
Hippogryph 
капитанская дочь
Hippogryph
Возраст: 36
: Харьков
С нами с 21.02.11
Посты: 4878
06.07.12 20:32 Ukraine #1373915
  • цитата:
На русском выходит «Свобода» Джонатана Франзена — семейная хроника нулевых и главный американский роман последних лет. «Афиша» публикует интервью с писателем.

— «Свобода» — это роман как бы обо всем сразу: о перенаселении, о глобальном потеплении, о семье, о поп-музыке, о добывании угля, о птицах, о сексе. О том, что свобода — и особенно свобода выбора — может свести с ума. И еще о том, что даже в самой якобы свободной стране мира, Америке, невозможно быть свободным, потому что человека сдерживают семейные связи и обстоятельства… Простите, что-то я заговорился.


— Нет-нет, все нормально! (Смеется.) И мне кажется, что главное вы ухватили. Когда я работал над романом, я постоянно размышлял о том, как жить в мире, зная, что каждый день в нем происходят ужасные вещи. И еще о том, что в самом слове «свобода» есть некоторая насмешка — ведь оно было слоганом республиканцев на выборах 2008-го, как раз когда я писал книгу. Но знаете… Вообще, я дал себе слово, что после публикации перестану говорить о том, что такое для меня свобода. Все, что я хотел сказать об этом, я написал в романе — куда уж подробнее. К тому же я не вижу никакой особенной ценности в авторской позиции. Я ничуть не умнее других. Но в любом случае очевидно, что общество потребления, в котором мы живем, общество, которое построено на превознесении свободы выбора, свободы конкуренции, это общество… (Вздыхает.) В общем, оно влияет на психику каждого из нас. Об этом я и думал, когда писал.

— В романе есть такой пассаж: «Человек, находящийся под обаянием мечты о безграничной свободе, легко впадает в ярость, когда понимает, что мечте не суждено сбыться». По-вашему, между свободой и гневом есть связь?

— Тут я могу процитировать Шерил Кроу: «Если это делает тебя счастливым, какого черта ты грустишь?» Мне кажется, что люди, которые процветают, наслаждаются всеми благами свободы и рассказывают другим, менее свободным странам, о том, что у тех не так и как им исправиться, не выглядят счастливыми — они скорее выглядят злыми. Что их так раздражает? Опять же, все это есть в книге.
Данилкин про «Свободу»

— А как вообще возник замысел «Свободы»?

— Сначала у меня несколько лет в голове звучал женский голос — и я просто слушал его монологи. Потом они стали словами Патти — но поначалу не было ни имени, ничего, просто голос. У меня всегда так бывает — правда, чтобы услышать эти голоса в моей голове, я должен полностью отключиться от шума внешнего мира. То есть я в буквальном смысле вырубаю все звуки вокруг. Мы же привыкли, что нас окружают новости, включенные на полную громкость, — и из-за этого не слышим себя. Ты получаешь одну порцию информации, приходишь в ужас, рвешь на себе волосы, а там уже на подходе очередной кошмар. На самом деле можно радикально сократить количество источников информации и все равно быть в курсе. Я вот уже много лет пользуюсь морально устаревшим браузером AOL, у меня и почта там же. Когда его загружаешь, на экране появляются приветственные сообщения — что-то типа «Десять главных принципов при выборе отеля!», «Гольф: узнайте, кто лидирует!». Короче говоря, кристальный образчик человеческой глупости в миниатюре. Мне этого вполне хватает. Я прекрасно осведомлен о том, что происходит, поверьте. (Смеется.)

— Насколько я знаю, многие писатели именно поэтому до сих пор пользуются пишущими машинками. А компьютером — только в том случае, когда он к интернету не подключен. Иначе постоянно отвлекаешься.

— Так и есть. У меня вот 4-килограммовый лэптоп Dell за 389 долларов, — думаю, я первый и последний человек, купивший эту модель. Я сразу отключил в нем вайфай и залил клеем выход сетевой карты. Долго пытался снести пасьянс, но оказалось, что Windows не разрешает этого делать.

— Это ведь не только на процесс письма влияет, но и на чтение. Интерактивность, способность мгновенно отреагировать на событие — они же и аудиторию сильно изменили.

— Я об этом много думаю, да. Перед человеком, который берется писать роман сейчас, стоит очень сложная задача. Он должен сделать так, чтобы человек захотел отключить телефон, отойти от компьютера и сесть на диван с книжкой. Все-таки чтение — как и писательство — это одиночество. Тебе надо вырвать человека из привычного контекста социальных сетей, телевидения и прочего, увлечь его в свой мир. И для этого нужно время — потому я и пишу так долго. Я абсолютно уверен, что весь этот интерактивный информационный шум — это фальшивка, якобы облегчающая наше существование. Человек пишет комментарий в интернете, ему отвечают, он отвечает на ответ — и так у него появляется иллюзия, что он не одинок. Ну не знаю. У меня все устроено иначе. Когда я остаюсь наедине с хорошей книгой, которая мне рассказывает историю, очень похожую на правду, и которая говорит мне что-то обо мне самом, о чем я раньше и не подозревал, — я чувствую себя куда менее одиноким, чем когда отвечаю на почту или отправляю СМС. Наверное, это прозвучит немного высокомерно, но человек, активно коммуницирующий в интернете, похож на курильщика, которому все время надо увеличивать дозу. То же самое с общением — чтобы забыть о том, что на самом деле ты одинок и отгорожен от других людей, его нужно все больше и больше. Социальные сети очень ловко играют с этим чувством изоляции — и, по сути, усиливают его. И свою миссию как писателя я вижу как раз в том, чтобы создать всамделишную связь между моим внутренним миром и внутренним миром читателя.

— Так ведь во все времена миссия писателей была именно в этом, нет?

— В некотором смысле да — по крайней мере с лучшими романами всех времен вроде «Преступления и наказания» или «Джейн Эйр» это по-прежнему работает именно так. Но у романа было много и других функций — на каком-то этапе главная задача литературы была даже не так очевидна и важна. И когда появились другие средства экранирования реальности — телевидение, компьютеры (кино — немного другая история), они просто задвинули литературу на задний план. Раньше человек, живущий в условной Небраске, думал так: «Интересно, как живут богачи в Нью-Йорке? Надо почитать про это роман». Теперь он просто включает телевизор и смотрит передачу про жизнь знаменитостей. Вы можете получить интересующую вас информацию из тысячи мест — брать с полки книгу для этого совсем не обязательно. Задача современного писателя в том, чтобы интересно писать о вещах, о которых нельзя по­говорить в чате или прочитать в глянцевом журнале.

— Ну а электронные книги? Они как-то влияют на положение дел в литературе?

— Наверное, я совсем ретроградом покажусь, но я не люблю ридеры — по крайней мере в том виде, в котором они существуют сейчас. Я не книжный фетишист, но бумажная книга прекрасна своей неизменностью. Когда я беру в руки «Великого Гэтсби», мне важно ощущать, что когда-то эта бумага была белой, а потом на ней появились слова, написанные Фицжеральдом. Я пробовал пользоваться киндлом, но у меня как-то в голове не укладывается, что тексты Фланнери О’Коннор и Сары Пэйлин могут появляться на одной и той же «странице». (Смеется). Сам такой формат обесценивает написанное — по крайней мере я это так воспринимаю. Слова теряют важность, становятся взаимозаменяемыми — в любой момент можно все стереть, загрузить мемуары Лоры Буш, а потом опять стереть и скачать Беккета. Постмодернизм вообще склонен все уравновешивать. Но мне бы хотелось верить, что люди, любящие литературу, все-таки видят разницу между Лорой Буш и Беккетом. Потому что один из них пытался сказать что-то важное, а другой просто склепал продукт на продажу.

— И «Поправки», и «Свобода», по сути, семейные романы. Почему вас так притягивает эта тема?

— Понимаете… Семья — это единственная вещь в жизни человека, которую он не в силах изменить. Ты можешь покрыть себя с ног до головы татуировками. Вставить в ухо серьгу размером с грейпфрут. Поменять имя и фамилию. Уехать в другую страну. Но твои родители, братья, сестры, дети — это неизменная величина. Современное устройство общества дает человеку иллюзию того, что он свободен, что он может полностью придумать себя заново. Меня как писателя интересует то, от чего он не может избавиться. Потому что свобода выбора — в конечном счете все равно ложь. Но мы ведемся на эту ложь. И опыт семьи — именно то, что может помочь в борьбе с ней. Эти связи сидят в нас слишком глубоко, от них никуда не деться. То есть я хочу попробовать, честно. Может, в следующем моем романе герои смогут освободиться от родственных связей. Но пока это ни у кого не получилось.


http://www.afisha.ru/article/franzen-interview/
KillMachine UA 
генералиссимус
KillMachine UA
Возраст: 39
: Київ
С нами с 10.12.07
Посты: 25376
07.07.12 06:51 [Re: Hippogryph] Ukraine #1374097
  • Ксю-Сова :
  • цитата:

— Сначала у меня несколько лет в голове звучал женский голос — и я просто слушал его монологи. Потом они стали словами Патти — но поначалу не было ни имени, ничего, просто голос. У меня всегда так бывает — правда, чтобы услышать эти голоса в моей голове, я должен полностью отключиться от шума внешнего мира.


шизофрения такая шизофрения
Hippogryph 
капитанская дочь
Hippogryph
Возраст: 36
: Харьков
С нами с 21.02.11
Посты: 4878
07.07.12 10:47 [Re: KillMachine UA] Ukraine #1374161
тебе не понять творческих людей)))))
Icon Legend Права Настройки темы
Распечатать тему


1429 Просмотры
Реклама
259 сейчас в онлайне
15 пользователей (MAXVBIOS, Pandemonium_1, Серхио, Zhychok_UA, Joshua, Din0saur, 6APMALEU, monkey55, TryZon, .mirotvorec., Евлампий Петрович, GOIIHiK, Omanaman, Арбанов, Duff) и 1 скрытых, а также 243 гостей сейчас онлайн.
     
VBIOS Version 3.0 FINAL | ©1999-2020
Execution time: 0.15 seconds.   Total Queries: 28   Zlib сжатие вкл.
All times are (GMT+3). Current time is 19:07
Top